За чей счет будут закрывать дефицит бюджета?

1480

22 марта 2023


2,6 трлн рублей – дефицит российского бюджета за первые 2 месяца 2023 года. Министерство финансов планировало уложиться в 3 трлн за год в целом. Финансовый министр Антон Силуанов уже заявляет, что дефицит бюджета по итогам марта будет меньше, чем в прошлые месяцы, но точных цифр пока нет. Среди экспертов же зреет вопрос – за чей счет будут покрываться возросшие расходы государства? Откуда возник дефицит в бюджете и как это повлияет на россиян?

Эксперты уверяют, что населению пока бояться не стоит. Конечно, дефицит за первый квартал почти обогнал годовой план, но, как говорится, еще не все потрачено. Закрыть дыру есть чем. Но опять же – пока.

Судя по всему, подвели российский бюджет нефтегазовые доходы – за январь-февраль они сократились на 46% по сравнению с этими же месяцами в 2022 году. А жила российская экономика, что называется, не по средствам. Расходы за тот же период выросли на 52% – почти до 6 трлн. Так мы и приблизились к дефициту в почти 2,6 триллиона. При этом, по планам Минфина, дефицит на весь 2023 год должен был составить чуть меньше 3 трлн рублей. Максимальная планка уже почти достигнута только за первый квартал.

В министерстве заявляют, что глобальных проблем не видят: якобы расходы в январе были высокими из-за раннего авансирования проектов и раннего возврата экспортного НДС, а доходы в будущем должны будут повыситься из-за, опять же, пока только ожидаемого подорожания нефти. Однако, по прогнозам экономиста Дмитрия Потапенко, дефицит бюджета к концу 2023 года, так или иначе, обгонит планы, как минимум, в 2 раза и вырастет до 6-8 трлн рублей.

«Хорошо, если цифра дыры бюджета зафиксируется в диапазоне от 6,5 до 8 трлн рублей. Эти цифры более-менее – я подчеркиваю, более менее – закрываются без каких-то экстраординарных мер. Вот поэтому нас ожидает горячее лето-2023. В первую-вторую декаду всем финансовым властям, правительству нужно будет принимать новые меры, как компенсировать дыру в бюджете, потому что для удержания в диапазоне 6-8 трлн еще нужно постараться», – считает экономист и предприниматель Дмитрий Потапенко.
И пока основная статья доходов российской экономики – нефтегазовая отрасль –находится под санкционным давлением, у экономистов зреет вопрос – если план по дефициту уже почти перевыполнен, за чей счет будет закрываться эта дыра в бюджете? Аналитики выдвигают несколько вариантов, однако почти все они сходятся в том, что деньги прямо или косвенно будут брать у народа. Например, был вариант выпуска «патриотических облигаций», которые бы распространялись через банки и другие финансовые платформы. Подобная практика есть в России с 2017 года – это «облигации федерального займа» для населения. Но успеха, как и значительных сумм в бюджет, они не принесли. Потому Минфин опроверг слухи о выпуске других облигаций.

«Минфин России не предлагал и не готовит в настоящее время выпуск "патриотических" облигаций. Этот вопрос ранее обсуждался на уровне идеи, детали не прорабатывались. Сейчас имеется широкая линейка возможностей для инвестиций для граждан, дополнительных инструментов не требуется», – заявили в ведомстве.
Тем более, что для Минфина есть более привлекательные сценарии. Например, взять деньги с уехавших. Достаточно приостановить соглашения с «недружественными» странами об избежании двойного налогообложения. Сейчас релоканты, прожившие 183 дня за границей, получают право не платить налоги в России. Если соглашение приостановить, то эмигранты и временные релоканты попадут в поле зрения российских налоговиков, если у них осталось имущество в России. К слову, налоговики уже ищут деньги у уехавших блогеров-миллионеров. Но это не такие серьезные суммы, говорят экономисты.

В целом, у Минфина, условно, есть 4 варианта закрытия дефицита: это использование фонда национального благосостояния, ослабление курса рубля, заимствование на внутреннем рынке и введение налоговых новаций. Последний пункт уже активно внедряют.

Так, министр финансов Антон Силуанов анонсировал добровольно-принудительный взнос, который планируют брать с предпринимателей. По словам Силуанова, единоразовый платеж затронет только крупный бизнес и тех, у кого прибыль до уплаты налогов составляет не менее 1 млрд рублей. Согласно договоренности, общая сумма поступлений будет около 300 млрд – капля в море, говорят экономисты, при бюджете в десятки трлн. Ну, а если и этого не хватит, у российского бюджета есть и другие варианты прикрыть дыру. Внешний долг Минфин брать точно не будет, зато министерство может заимствовать деньги у населения. Сейчас, по словам экономиста Дениса Ракши, у россиян и российских компаний есть более 60 трлн рублей, и Минфин, в теории, может ими воспользоваться.

«Эти средства лежат на депозитах, как остатки на счетах, в разных финансовых инструментах. И если условия по облигациям федерального займа будут более привлекательными и выгодными, чем по другим финансовым инструментам, то средства населения и компаний будут перетекать в госдолг. Финансировать государственный долг в размере 3 трлн рублей, имея 60 трлн свободных средств на рынке, вы можете в течение 20 лет. Вообще никаких проблем», – говорит экономист Денис Ракша.
Гадать, как все обернется, и какой все-таки вариант выберет Минфин, бессмысленно, уверены эксперты. Российская экономика живет по своим законам. Если дефицит бюджета к концу года выйдет на уровень 6-8 трлн – это некритично. Но, опять же, так ли все будет – неизвестно. Сейчас, по словам экономиста-географа Натальи Зубаревич, нельзя даже спрогнозировать, какие доходы к концу 2023 принесет нефтегазовый сектор.

«В бюджете нефтегазовые доходы заложены в 9 трлн рублей. Некоторые экономисты говорят, что, если сильно что-то пойдет не так, это может быть 6-7 трлн рублей. И я могу ответить только одно – да, если сожмется рента, будут резать, но не эти расходы. Поймите базовую мысль, давайте старый анекдот повторю: «- Пап, у нас стало меньше денег. Ты будешь меньше пить? - Нет, сынок, ты будешь меньше есть». Вот схема примерно такая», – поясняет профессор кафедры экономической и социальной географии России географического факультета МГУ Наталья Зубаревич.
Загадывать или прогнозировать – дело неблагодарное. Но Минфин уже обещает, что дефицит бюджета по итогам марта может быть меньше, чем за январь-февраль. Кроме того, с апреля для расчета налога на добычу полезных ископаемых правительство ограничит дисконт нефти Urals и Brent, также снизятся субсидии нефтяникам за поставку топлива на внутренний рынок. Предположительно, эти меры принесут бюджету 600 млрд. Сумма, опять же, не солидная, но копейка, как известно, рубль бережет.