«Постковидный синдром»: «Большой репортаж» ТВК

1085

25 мая 2023


ВОЗ объявила об окончании пандемии коронавируса. До сих пор некоторые находят в зимних куртках старые медицинские маски. И, к удивлению, это даже навевает ностальгические воспоминания. Многие все чаще говорят: «А 2020 год, оказывается, был не таким ужасным».

Почему же мы скучаем по временам ковида и самоизоляции? Куда исчез коронавирус и исчез ли? И можно ли ностальгировать по болезни? Разбиралась Елена Армас в «Большом репортаже» ТВК «Постковидный синдром».

Ухань, 2019 год. Именно тогда в китайской провинции Хубэй зафиксировали первый случай заражения новым типом коронавируса. В декабре в одной из больниц Уханя обратили внимание на рост тяжелых случаев заболевания пневмонией с неясной причиной. Спустя несколько дней стало понятно – это COVID-19.

Коронавирус, который сначала никто не воспринимал всерьез, считали проблемой Китая, вдруг стал распространяться с молниеносной скоростью. 13 января – первый случай за пределами Китая, заболевшие выявлены в Таиланде. Вирус стал захватывать города и страны по всему миру.

31 января вирус добрался и до России, ему понадобился ровно месяц. Ковид выявили у граждан Китая, которые находились в Забайкалье и Тюменской области. В тот же день Всемирная организация здравоохранения объявила режим чрезвычайной ситуации международного масштаба. Выяснилось, что подавляющее большинство случаев – завозные. Чем больше туристов возвращались из-за рубежа, тем больше заболевших.

11 марта ВОЗ объявила вспышку коронавируса пандемией – то есть эпидемией мирового масштаба. Самая сложная ситуация – в Китае и Италии. Оттуда были самые печальные сводки. У России, традиционно, был свой путь, мы немного запаздывали. 2 марта COVID-19 выявили в столице. 16 марта коронавирус добрался и до Красноярска. Его обнаружили у шеф-повара ресторана, который недавно прилетел из Австрии транзитом через Москву.

В России ввели ограничение на посещение публичных мест: кинотеатры, фитнес-центры, общепит. Здоровье сотрудников организаций, связанных с облуживанием, ежедневно проверяли. Бизнес старался сделать все, чтобы существовать в новых реалиях. Внедряли и первые меры защиты от коронавируса: дезинфицировали автобусы, супермаркеты, остановки. Рекомендовали задуматься о безопасности и каждому отдельному человеку – носить маски.

С такими требованиями были согласны далеко не все. Самые сознательные маски надевали. Но оставались и те, кто верил: «Меня-то этот вирус точно обойдет стороной».

Но в аптеках – своя реальность. Маски продавали втридорога, либо их вообще не было, появлялись спекулянты. Главные борцы за масочный режим – врачи. Они же – главные герои пандемии, кричали во все голоса: «Надень маску, защити себя и близких».

Затем появилось еще одно понятие – «красная зона» – это очаг инфекции, самое опасное место в любой больнице. Туда поступали тяжелые случаи, некоторые заболевшие – на грани жизни и смерти. Вход в «красную зону» строго закрыт. Только пациенты, врачи и ковид.  

«Каждый раз, когда входил в красную зону, это был какой-то трепет. Я бы даже сказал – как будто Чернобыль. Ты шел в какой-то очаг инфекции, где что-то угрожает твоей жизни и жизни окружающих. Вспоминания всплывают. Думаешь: “Да, действительно, неужели это было?” Кажется, что уже не было, кажется, что это было давно-давно.

Был период, когда мы открывали дополнительные койки в коридорах. У нас на Вавилова большой холл, и в какой-то момент там лежало двое-трое больных. Этот холл превратился в палату. Помощь оказывалась всем больным, которые в ней нуждались», – вспоминает Владимир Хиновкер, заведующий отделением анестезиологии-реанимации Сибирского клинического центра ФМБА России.

И такая сложная эпидобстановка была во всем мире. Поэтому ни о каких развлечениях и речи не шло. Отменяли все, не то что концерты по городам, но и мировые события: Евровидение, Олимпиада, соревнования всех уровней и масштабов, кинопремьеры. Жизнь была на стопе.

Врачи говорили – коронавирус с нами навсегда. Ковид – это наша новая жизнь. Мы оказались в той реальности, которую человечество ни разу не переживало.

В современной истории люди впервые столкнулись с таким явлением, как пандемия. Каждая страна по-своему переживала начало пандемии. Но единственное, в чем сходились все – надо ограничить контакты людей друг с другом. Сначала страны закрывали границы. Затем закрывали людей по домам. Объявляли самоизоляцию.

«Объявляю следующую неделю нерабочей с сохранением заработной платы», – сказал президент России Владимир Путин 26 марта 2020 года.

Такое обращение оставило за собой больше вопросов, чем ответов. Такого понятия, как «нерабочие дни», до этого не существовало. Его не было в законах, в трудовом кодексе. Работодатели не знали, по какому плану действовать? Работники тоже в замешательстве – не останутся ли они совсем без денег? Да и что это вообще такое – «самоизоляция»?

Сначала режим самоизоляции объявляли на неделю. В итоге – больше месяца люди  сидели по домам. Улицы Красноярска опустели. Выйти из дома можно было только по уважительной причине – например, вынести мусор или выгулять собаку. Иначе – штраф. Но некоторым организациям все же разрешали продолжить работу. В том числе и СМИ.

Остальных же старались перевести на домашний режим работы. Легче всего тем, кто до этого уже освоил, что такое удаленка и дистант. Люди массово устанавливали новое приложение для общения с коллегами по видеосвязи – Zoom. Квартира стала и офисом, и спальней, и игровой.

Школьники и студенты тоже переходили в онлайн. И если в вузах система хоть как-то работала, то у школ возникали проблемы. Особенно у тех, кто помладше. Родительские чаты разрывались от вопросов.

То, что тогда казалось катастрофой, сейчас многие воспоминают с ностальгией и смехом.

В самоизоляцию вообще расцвело все, что касается онлайна: приложения для видеозвонков, для чтения книг, киносервисы, видеохостинги, мессенджеры, и тем более сети доставок. Курьеры вообще – как еще одни герои пандемии. В Москве им даже установили памятник – как тем, кто сделал самоизоляцию возможной.

Но самоизолировались далеко не все. Индекс самоизоляции в крае стабильно показывал оценку 3, а то и 2. Это все теплый апрель подстрекал жителей на нарушение режима. Почти весь месяц стояла летняя жара.

Тогда и появилась фраза «природа настолько очистилась» – имеется в виду, от людей. Но погреться на солнышке хотел каждый.

Но кроме прогулок, красноярцам ходить было особо и некуда. Весь общепит перешел на режим «самовывоза». Бизнес терпит колоссальные убытки. Меры поддержки и кредитные каникулы – это капля в море. Кто-то вообще не выдерживал и закрывался насовсем, так и не сумев оправиться после пандемии.

«Ресторанный бизнес вышел из пандемии с каким-то даже накопленным опытом, который позволяет ему существовать в условиях сегодняшних проблем.

Пугала же неизвестность. Какая-то пандемия – никогда в моей жизни не было пандемий. Реакция властей – порой абсурдная, неадекватная. Казалось, что мы все знаем лучше, чем наши власти, которые несут за это ответственность. Тут нельзя их упрекать за то, что они вводили какие-то ограничительные меры – они сами не знали, как нужно правильно», – вспомнил Анатолий Ващенко, директор холдинга Bellini Group.

Трудности переживал и кинобизнес. Социальная дистанция и ограничение по заполняемости залов – к этому кинотеатры были не готовы. Ко всему прочему отменяли и переносили большие кинопремьеры, некоторые из них покажут только в конце 2021 года.

Часть режиссеров не ждали и устраивали премьерные показы своих лент онлайн. Платформы для этого стали пользоваться огромной популярностью –Netflix, HBO, «Кинопоиск».

Те, кто раньше ни копейки бы не потратил на подписку, на самоизоляции смотрели в онлайне все хиты и новинки. А кинопроизводство не думало останавливаться.

Помимо переноса всей жизни в онлайн, войти в новые реалии людям помогал юмор – лучшая защитная реакция, и, конечно, музыка – она сплачивает. В пик всеобщего карантина вышел клип, который тут же становится негласным гимном самоизоляции. «Плачу на техно» от группы Cream Soda с подписью – «Всем отмененным вечеринкам посвящается».

Танцы на балконе моментально переросли во всероссийский флэшмоб. Кто-то на балконе своих жилых комплексов устраивал целые вечеринки для соседей.

И с каким бы отчаянием люди не желали, чтобы самоизоляция закончилась, сейчас она воспринимается по-особенному, даже с ностальгией. Это было необычное время, новое, неизведанное. Многие взяли от самоизоляции максимум – кто-то стал больше читать, кто-то заниматься спортом, а некоторые меняли работу или даже место жительства – города, страны. Когда еще такое будет? Теперь самоизоляция – это история.

Еще один этап пандемии – вакцинация. О регистрации первой вакцины от ковида в России заявил Владимир Путин и подтвердил, что прививку от коронавируса поставила одна из его дочерей. Но люди были настроены скептически, в интернете появилось много непроверенной информации.

Половину 2021 года вакцинация шла вяло. Тогда привился сам президент. Но и это не помогло привести людей в пункты вакцинации. Их, к слову, открыли не только в больницах и поликлиниках, но и на вокзалах, в торговых центрах – для удобства. Вскоре вакцинацию сделали обязательной в Москве, а затем и в части регионов – там без прививки не пускали в кафе, в самолет, некоторых – на работу. Люди называли такой подход дискриминацией.

Вакцинация – важный этап любой эпидемии, залог коллективного иммунитета. Но, по словам врачей, людей должным образом не проинформировали о безопасности и эффективности вакцины. Именно невакцинированные чаще всего и оказывались в реанимации в тяжелом состоянии.

«Когда мы видели очередного пациента, который по каким-то своим внутренним протестам не привился, но оказался в реанимации, конечно, это очень сильно злило. Внутри, в глубине мы были раздражены этим, что люди, вместо того, чтобы потратить 10-15 минут на свое здоровье и поставить прививки, они рассуждают о том, не изменится ли генотип, не чипирование ли это, не вырастут ли рога и хвост у того человека», – говорит врач Владимир Хиновкер.

В итоге продолжением обязательной вакцинации становились QR-коды. Человеку нужно иметь код, чтобы пройти в торговый центр, кинотеатр, салон красоты, даже в автобус. О том, чтобы ввести закон о QR-кодах, высказывался спикер Госдумы Вячеслав Володин. Его пост набрал рекордные 700 тысяч комментариев за несколько часов.

Особенно против предприниматели – это очередной удар по бизнесу, и они были не готовы его принять. Некоторые размышляли, соответствует ли законопроект Конституции, да и так ли он необходим. Другие действовали более радикально: выходили на митинги и врывались в здания региональных парламентов, чтобы депутаты не приняли закон.

В итоге законопроект сняли с рассмотрения в конце января 2022 года. В начале февраля мы рассказывали о новой волне ковида – шестой? Седьмой? Уже никто и не разбирал. Роспотребнадзор ежедневно напоминал о мерах безопасности, каждый день росло число заболевших, говорили даже о новом локдауне, но затем – все резко прекратилось.

Забыли и о ковиде, и о масках, и о вакцинации. QR-коды тоже канули в лету. И даже не порефлексировали – а что это было?

Каждый человек выбрал сам для себя – как ему выйти из пандемийного периода, как закрыть эту дверь, побороть постковидную ностальгию. Психологи говорили: можно с ней и не бороться. Важно помнить хорошее, брать из того времени лучшее, светлое – именно тогда негативные воспоминания отходят на второй план.

«Если там было тепло и хорошо, давайте возьмем оттуда то, что нас греет. Лично я вспоминаю, что я вдруг позволила себе отдохнуть, я поняла, что это можно, и себя за это не надо корить. С удовольствием готовила, мы с семьей играли в настольные игры, ходили во двор заниматься спортом. И в этом было такое приятное воспоминание, тем более, что была такая теплая весна.

Мы все пережили пандемию по-разному. В семьях, где потеряли близких, это одна история. Они переживают тяжелое горе, и они пойдут одним путем.

Есть те, кто и не заболел ни разу. Есть те, кто легко перенес. Поэтому эти люди переносят по-другому этот период», – объяснила психолог Юлия Ладыгина.

По всему миру коронавирусом переболели уже почти 770 млн человек, в России – 23 млн. За 3 года умерло почти 7 млн, при том, что смертность в России в 2021 году была рекордной со времен Второй Мировой войны.

Новые штаммы появляются чуть ли не каждый сезон. Но теперь, по словам врачей, они переносятся не сложнее, чем обычный грипп или ОРВИ – на сложное течение болезни влияют, в основном, хронические заболевания, говорят медики.

Неужели помогла вакцинация? Выработался коллективный иммунитет? Или все же другие события в 2022 году затмили болезнь?

На ТВК до сих пор хранится раритетный пакет гречи. Дата фасовки – 16 февраля 2020 года. Она как напоминание о том, что мы с вами пережили, что это правда было – пандемия коронавируса. Уже и не верится, словно в другой жизни.

Мировое сообщество до сих пор задается вопросом – а не слишком ли быстро мы оставили пандемию позади? Ощущение, будто прошел какую-то сложную игру, победил босса, а никакой награды по итогу нет. И выводов мы никаких не сделали. Просто не успели. Остается только вспоминать и ностальгировать.

Ведь 2020 год оказался не таким уж плохим, да?